Статьи

Обучение школьной медиации, как фактор повышения психологического благополучия учащихся

Быкова Лада Викторовна, методист ГБУ ДО ЦППМСП Василеостровского района Санкт-Петербурга
Орлова Марина Владимировна, педагог-психолог ЦПМСС Красносельского района, Санкт-Петербург

Статья опубликована в сборнике «Проблемы психолого-педагогической работы в современном образовательном учреждении: сборник материалов II международной научно-практической конференции. ФГБОУ ВО СПбГИК, 19 – 20 мая 2017 г.,  Санкт-Петербург / Отв. ред. В.М. Голянич, О.В. Ходаковская  –  СПб. : НИЦ АРТ, 2017. – 518 с. : ил.»

Аннотация. В статье представлены результаты исследования эффективности обучения старшеклассников школьной медиации путем сравнения медиаторов-ровесников и контрольной группы школьников. У медиаторов-ровесников отмечается активный, конструктивный подход к урегулированию конфликта, стремление к восстановлению отношений, ценность соблюдения норм и сохранения дружбы в межличностных отношениях. Итогами исследования является вывод о положительном влиянии метода школьной медиации на психологическое благополучие учащихся.

Ключевые слова: конфликтная ситуация, медиация, медиатор-ровесник, межличностные отношения, посредник, урегулирование конфликтных ситуаций, школьная медиация.

На протяжении трех лет в школах Василеостровского района проводится обучение школьников по программе "Букварь медиатора", в трети школ района созданы школьные команды медиаторов-ровесников, два раза в год проводятся соревнования школьных команд, ребята выезжают в другие районы на переговорные игры и обучающие программы [1]. В 2016-2017 учебном году программа по обучению школьников основам школьной медиации начала внедряться в Красносельском районе. В настоящее время в Василеостровском районе прошли обучение более 500 человек в возрасте от 12 до 17 лет, в Красносельском – около 100 человек в возрасте 13-14 лет.

Привлечение учащихся к активной работе в командах медиаторов-ровесников не только способствует внедрению мирных стратегий урегулирования конфликтных ситуаций в школах и популяризации метода школьной медиации, но и влияет на формирование безопасной и здоровьесберегающей среды [2; 4]. Увеличение в школах числа учащихся, решающих свои межличностные проблемы не кулаками, а при помощи переговоров, постепенно влияют на переформатирование всех отношений, как на уровне класса, так и в школе в целом. Снижение травматизма, школьной тревожности, психосоматических проявлений психологического неблагополучия (связанного со школьной дезадаптацией), создают почву для положительных изменений в школьной среде [3].

Ребенок приходит в школу, где его ждут знания, интересные занятия и комфортные взаимоотношения со сверстниками, а не травмирующая ситуация невыясненных конфликтов и ожидания силовых разборок. Даже простое, казалось бы, умение правильно задать вопрос своему однокласснику при непонятной и фрустрирующей ситуации, прежде чем ударить или обидеться, уже вносит изменение в сложившиеся годами формы урегулирования отношений в школьной среде [5].

Для оценки эффективности обучения по программам школьной медиации нами было проведено исследование. В нем приняли участие 102 учащихся 8-11 классов, из числа опрошенных была выделена группа медиаторов-ровесников (21 человек – активные участники школьных команд СШМ, имеющие практический опыт в урегулировании конфликтных ситуаций, участвующие в районных соревнованиях команд СШМ и межрайонных переговорных играх).

В разработанной нами анкете участникам опроса предлагалось представить конфликтную ситуацию, в которой участник Б обманул и подвел участника А. Описание конфликтной ситуации: А и Б - давние и хорошие друзья. А пригласил (а) Б погулять. После прогулки Б должен (на) помочь А разобраться с заданием по математике, так как А болел(а) и пропустил(а) несколько уроков. Накануне встречи Б позвонил (а) А с отказом от прогулки, сказав, что наказан (а) и его (ее) не отпускают из дома. А гуляет в одиночестве и встречает на улице Б, гуляющего (ую) с ребятами из соседней школы. Друзья поссорились и прекратили разговаривать.

Участникам исследования предлагалось ответить на ряд вопросов и, в том числе, представить себя на месте участника А и проанализировать свое состояние (чувства, мысли и желания), оценить свою готовность обратиться за помощью к посреднику (или решать ситуацию самостоятельно). Также предлагалось оценить изменения, которые могут произойти с участником конфликта в случае, если конфликт не разрешится на протяжении нескольких недель и в случае, если конфликт будет урегулирован, а также значимость для участников конфликта возможности принимать решения самостоятельно и соблюдение конфиденциальности.

Результаты исследования

Для изучения восприятия учащимися конфликтной ситуации и оценки влияния конфликта на их состояние, участникам исследования был задан вопрос «Если данный конфликт не разрешается на протяжении нескольких недель, как это может отразиться на Вас?» и вопрос «Если данный конфликт будет урегулирован, как это может отразиться на Вас?». Ребята оценивали изменение по предложенным параметрам: успеваемость, здоровье, взаимоотношения в классе, активность, настроение, тревожность, также можно было дать свой ответ. Респонденты указывали наличие изменений во время и после завершения конфликта, в сравнении со своим обычным состоянием. Результаты представлены в таблице 1.

Все учащиеся оценили негативное влияние конфликта на настроение, на уровень тревоги, на самочувствие, активность, а также положение в коллективе (т.к. по условиям ситуации, стороны конфликта являются одноклассниками).

В восприятии своего состояния в ситуации длящегося конфликта и в ситуации разрешенного конфликта у исследуемых групп были выявлены различия. В группе медиаторов-ровесников оценка состояния и положения в классе по всем параметрам лучше в ситуации урегулированного конфликта, в контрольной группе улучшаются следующие показатели: снижается тревожность, улучшается настроение и положение в классе; по параметрам здоровье, успеваемость, активность – изменений нет.

Для оценки готовности учащихся использовать помощь посредника в урегулировании предложенного конфликта, а также предпочтений взрослого медиатора или медиатора-ровесника (в случае, если конфликт будет урегулирован с помощью посредника), мы задали вопросы: «Какой способ урегулирования ситуации (конфликта) вы предпочли бы: самостоятельно или с чьей-то помощью?» и «Если бы у Вас была возможность выбирать между медиатором-взрослым и медиатором-ровесником, кого бы Вы пригласили помочь Вам?»

Таблица 1. Оценка учащимися изменений, вызванных продолжающимся или урегулированным конфликтом (в % от количества ответивших)

 Конфликт продолжается несколько недель  
Параметры оценки Успеваемость снижается Проблемы здоровья Проблемы в классе Активность Настроение Тревожность
медиаторы-ровесники 25,0 35,0 35,0 55,0 85,0 80,0
школьники 31,4 17,1 37,1 42,9 68,6 54,3
 Конфликт урегулирован  
  Успеваемость повышается Проблемы здоровья Проблемы в классе Активность Настроение Тревожность
медиаторы-ровесники 31,3 25,0 18,8 75,0 87,5 75,0
школьники 28,6 17,1 28,6 42,9 71,4 45,7

Наши предположения, что конфликт, который описан в анкете, учащиеся должны решать самостоятельно, подтвердились. Лишь 8,6 % ответивших школьников предпочтут решить эту ситуацию с помощью посредника, и, если они обратятся к посреднику за помощью – посредником будет ровесник. В группе «медиаторов-ровесников» - 20% ответивших предпочтут использовать в предложенной ситуации помощь посредника, и этим посредником может быть как ровесник (56,2%), так и взрослый (43,8%). В отличие от распространенного мнения, что дети предпочитают урегулировать конфликты без участия взрослых, мы наблюдаем, что на готовность решать конфликт с посредником-взрослым влияют: личное знакомство и общее дело (которым является совместная командная работа в школьной службе медиации).

Для оценки востребованности медиации как способа урегулирования конфликта, мы выяснили отношений ребят к таким характерным аспектам медиации, как конфиденциальность и ответственность участников конфликта за его решение, задав вопросы: «Важно ли для Вас, чтобы о Вашем конфликте знало как можно меньше людей? (важна ли для Вас конфиденциальность)?», «Важно ли для Вас, что Вы самостоятельно принимаете решения по урегулированию конфликта?»

Исследование показало: всем участникам исследования важно самостоятельно принимать решения по своему конфликту: у медиаторов-ровесников - 3,3 балла (по 4 балльной шкале), у школьников - 2,9 балла. Также важным в урегулировании конфликта является гарантия, что информация не будет разглашена: у медиаторов-ровесников - 2,7 балла, у школьников - 2,3 балла.

Рассмотрим чувства в конфликте у медиаторов-ровесников и школьников, не проходивших обучение медиации (рис. 1). Наиболее часто встречающимися чувствами в описанной конфликтной ситуации по результатам опроса, являются обида и разочарование в друге, который обманул. На третьем месте по частоте упоминаний – проявления гнева и злости. Можно отметить, что если медиаторы-ровесники чаще испытывают обиду, то участники контрольной группы чаще называют гнев и злость. Медиаторы-ровесники чаще лиц контрольной группы ощущают себя одинокими, растерянными, "не востребованными", в то время, как школьники контрольной группы отмечает различного рода обвинительные реакции – «друг совершил предательство» или «обманул», «потерял доверие», бывшего друга начинают презирать, ненавидеть, относиться к нему с отвращением. Можно также отметить, что некоторые респонденты пытаются оправдать поведение предавшего друга, объясняя это тем, что "он не хотел расстраивать", что "не мое дело, с кем он гуляет", или, пытаясь представить, что хоть и приходится испытывать неприятные чувства, но все равно "я его приму" и "ругаться бы я не стал". Таким образом, у лиц контрольной группы можно выделить тенденцию к большей агрессивности и обвинительным проявлениям в конфликте по сравнению с медиаторами-ровесниками. Несмотря на то, что обучение урегулированию конфликтов с помощью переговоров помогает контролировать эмоции, медиаторы-ровесники испытывают в конфликте ту же гамму неприятных чувств, что и школьники, не прошедшие обучение.

mediatcia 1

Рисунок 1. Чувства в конфликте у медиаторов-ровесников и школьников, не знакомых с методом школьной медиации

Ответы на вопрос "Что бы вам хотелось на месте участника А?" мы объединили по семантическим признакам в следующие группы (рис.2):

  1. Конструктивное решение конфликта путем переговоров – объединяет такие ответы, как «понять, найти причину, почему так произошло», «разрешить ситуацию», «получить объяснения», «узнать правду», «высказать свои чувства», «помириться с участником Б». Как видно из рисунка 2, по этому показателю участники команд школьных медиаторов существенно опережают учащихся контрольной группы (71,4% против 28,4%). Участники контрольной группы, не настроенные воевать, предлагают также ответы (3,7%), показывающие их намерения в конфликте игнорировать ситуацию, найти компромисс, уступить, продолжить общаться дальше («как ни в чем не бывало», погулять с Б.).
  2. Обвинительные вербальные реакции регистрировались у лиц, дававших следующие ответы: «высказать все, что думаю»; «обвинить»; «обидеть»; «накричать»; «получить извинения от Б» и, «чтобы Б осознал свою вину (неправоту, что так поступать нельзя и т.д.)». Также в группу вербальных обвинений мы включили угрозу "убить (прибить) Б", так как на наш взгляд, данная угроза является скорее выражением вербальной агрессии, а не физической расправы. Требование извинений от друга и обещаний впредь не делать ничего подобного (без попытки выяснить причины произошедшего) вынесены в группу обвинений, так как в данном случае респондент уже "назначил" виновного и не ориентируется на понимание причин поведения другого, как основу конструктивного взаимодействия в урегулировании возникшей проблемы.
  3. Физическое насилие отмечалось у тех, чьи высказывания имели прямое указание на желание побить, избить, врезать, ударить, а в одном случае и поколотить. Отметим, что медиаторы-ровесники не предлагали таких ответов.
  4. Разрыв отношений с Б – прекратить общаться, прекратить дружить, забыть ее, расстаться с ней, больше не просить о помощи. Учащиеся из контрольной группы выбрали такое решение в 27,2% случаев, в то время, как медиаторы-ровесники не выбрали ни разу.

mediatcia 2

Рисунок 2. Поведение в конфликте у медиаторов-ровесников и школьников, не знакомых с методом школьной медиации

Таким образом, медиаторы-ровесники в большей степени готовы к конструктивному и деятельному урегулированию конфликта путем переговоров и прояснения ситуации, в то время, как школьники контрольной группы не склонны выяснять причины конфликта, допускают возможность разборок с применением физической силы, готовы к разрыву отношений с другом.

Участникам опроса предлагалось сделать прогноз, как будут развиваться их отношения в случае урегулирования конфликта с помощью независимого посредника. Ограничений по количеству выборов ответов (из пяти возможных) не ставилось. Более половины медиаторов-ровесников нацелены на восстановление прежних отношений в ходе урегулирования конфликта, и менее 5% выбрало полярные ответы – как планирование новых совместных дел, так и прекращение общения со второй стороной. У лиц контрольной группы распределение ответов между всеми пятью вариантами более равномерное, что, по-видимому, свидетельствует о менее развитой способности к анализу имеющейся ситуации и проектированию ее развития в будущем (рис. 3). Выводы

Исследование показало, что сущностные характеристики медиации, как технологии урегулирования конфликтов, отвечают потребностям учащихся: самостоятельно принимать решения по урегулированию конфликтов, быть в безопасности, сохранять конфиденциальность личной информации, хорошо чувствовать себя в школе, быть активным и продуктивным, сохранять нормальные отношения с одноклассниками. Популяризация школьной медиации, как технологии урегулирования конфликта, будет привлекать учащихся обращаться в службу школьной медиации, а опыт урегулирования конфликта в СШМ повысит доверие не только к технологии, но и к взрослым, которые помогают урегулировать конфликты.

mediatcia 2

Рисунок 3. Сравнение прогноза дальнейшего развития отношений в случае урегулирования конфликта с помощью независимого посредника

Учащиеся, прошедшие обучение по программам школьная медиация, владеют умениями конструктивно урегулировать конфликт, используют для этого диалог, способны понять свои чувства и рассказать о них другому участнику конфликта, агрессию выражают вербально, в конфликте соблюдаются правила поведения и стремление сохранить взаимопонимание, поведенческие реакции исключают физическое насилие и разрыв отношений.

Наше исследование показало, что ребята склонны решать конфликты без участия взрослых, но в случае, если они знают и доверяют взрослому, их связывает общее дело, взрослый может быть привлечен ребятами в качестве посредника в урегулировании конфликта.

Обучение     учащихся           школьной       медиации           (урегулированию      конфликта     с применением медиации) - развивает доверие к методу, повышает готовность обращаться к посредникам в случае конфликтов, повышает способности к самоанализу своего состояния, развивает умение конструктивно урегулировать конфликт, формирует нацеленность на восстановление отношений в случае конфликта, включающее как соблюдение норм и правил, так и ценность сохранения дружбы.

Литература

  1. Быкова Л.В. Служба школьной медиации: из опыта практической работы. Психологическая газета, 20.07.2016. http://psy.su/feed/5512/
  2. Быкова Л.В., Орлова М.В. Строить мосты, а не стены. Из опыта работы школьной службы медиации // Психологическая газета, 10.11.2016. http://psy.su/feed/5712/
  3. Быкова Л.В., Орлова М.В. Опыт создания школьной службы медиации в Василеостровском районе Санкт-Петербурга. Тезисы выездного регионального семинара «Перспективы развития медиации как альтернативного способа урегулирования конфликтов с участием несовершеннолетних и молодежи: теоретические аспекты и опыт применения» СПб ГБУ «ГЦСП «КОНТАКТ», Райвола, 27.10.2016.
  4. Коновалов А.Ю. Школьная служба примирения и восстановительная культура взаимоотношений: практическое руководство. М.: МОО Центр ≪Судебно-правовая реформа≫, 2012. 256 с.
  5. Медиация: Учебник/ Под ред. А.Д. Карпенко, А.Д. Осиновского. СПб.: Редакция журнала "Третейский суд", 2016.